08.07.2011
Чтобы пройти медобследование в Москве, Милошу Теодосичу пришлось отпроситься со сборов сербской национальной команды. В российскую столицу он наведался всего на два дня, в том числе и ради этого интервью, в котором рассказал о влиянии Папалукаса с Дудой и давних симпатиях к ЦСКА...
Интервью
Милош Теодосич: Папалукас сделал фаном ЦСКА
Чтобы пройти медобследование в Москве, Милошу Теодосичу пришлось отпроситься со сборов сербской национальной команды. В российскую столицу он наведался всего на два дня, в том числе и ради этого интервью, в котором рассказал о влиянии Папалукаса с Дудой и давних симпатиях к ЦСКА.

Что происходило с «Олимпиакосом»? Когда ты понял, что отрезок карьеры в этой команде закончен?
Сложно ответить. В какой-то момент просто осознал, что больше им не нужен. Очевидно, объяснение всему – финансовый кризис. Денег нет не только у «Олимпиакоса», но и у всей Греции. Стало очевидно, что для меня лучшим решением будет уйти, попробовать себя в другой команде. Мне хотелось оказаться там, где появится возможность бороться за попадание в «Финал четырех» Евролиги, за титулы.

Почему ЦСКА? Правда ли, что переход Крстича оказал на тебя серьезное влияние?
Действительно, я был в постоянном контакте с Ненадом, регулярно держал с ним связь. Как раз в период его переговоров с ЦСКА советовался с ним, что делать, куда идти. Да и, могу признаться, что был большим фаном ЦСКА, когда здесь выступал Папалукас. В то время я еще играл за «Железник», а у вас была классная команда, матчи с участием которой стремился смотреть при первой возможности. Даже приезжал на «Финал четырех» в Тель-Авив, где болел за армейцев. Для меня ЦСКА – одна из лучших команд Европы в современности. Сейчас клуб собрал сильный состав, способный бороться за чемпионство, и, понятно, это тоже было одной из серьезных причин.

Получается, что Тео Папалукас был для тебя примером?
Безусловно. Всегда любил наблюдать за его игрой, и рад тому, что последние три года мы выступали вместе. Был счастлив, когда он подписал контракт с «Олимпиакосом». Тео оказал мне огромную помощь в моей карьере, и именно поэтому здесь я попросил майку с номером «4». Хочу проявить к нему уважение, ведь за эти годы мы стали близкими друзьями. Даже сейчас созваниваемся, и он рассказывал мне много хорошего о Москве и ЦСКА.

Кстати о номерах. Ты носил «4» и «6» в сборной Сербии, «18» – в «Олимпиакосе». Неужели тебе было прежде безразлично, какие цифры написаны на спине?
Не совсем. Я сразу хотел «четверку» в «Оли», но тут как раз пришел Тео.

Почему тогда взял «18»?
Я же был самый младший, меня никто и не спрашивал. Какой дали номер, под тем и играл.

Наверное, от прихода Тео в 2008-м можно было ожидать дополнительного давления на тебя, ведь он – известный игрок, звезда.
Да, он на 10 лет старше меня, но, поверь, все же чувствовал больше помощи. Он все время разговаривал со мной, подсказывал, был рядом во время тренировок. Очень важно, чтобы кто-то поддерживал постоянно, в хорошей ты форме или плохой.

Довольно удивительно, что вы являетесь такими близкими друзьями с Ненадом Крстичем. Он старше тебя на четыре года, вы никогда вместе не играли в одном клубе, в молодежных командах. Даже в Сербии болеете за разные клубы – он за «Партизан», ты – за «Црвену Звезду».
По-моему, мы сдружились в 2008-м в национальной команде, и этому нет какого-то особого объяснения. Знаешь, так бывает, что люди просто симпатичны друг другу. Мы начали много общаться, проводили свободное время вместе, потом нас стали селить в один номер. В общем, постепенно стали лучшими друзьями. У нас отличные взаимоотношения, мы постоянно разговариваем в течение года.

Тебя вообще не смущают все эти фанатские взаимоотношения? «Партизан» - «Звезда», ЦСКА – «Спартак»?
Да, знаю про близость сербских и российских клубов. Честно скажу, когда был младше, это действительно имело большое значение для меня. Почему именно «Звезда»? За нее болели мои отец и дед. Других причин нет. Не удивлюсь, если, когда у меня родится сын, он тоже станет фанатом «Звезды» - просто из-за меня, а не потому, что хорошо относится к клубу или его истории. Сейчас меня эта тема не особенно заботит. Прежде всего, я профессионал.

Практически все сезоны в «Олимпиакосе» для тебя складывались по-разному. Поначалу ты мало играл, оказавшись за спиной звездных ветеранов. Потом стал MVP Евролиги, вывел клуб в финал. А затем провел не самый удачный сезон…
Все получалось довольно естественно. Я был молод, наверное, еще не обладал должным классом, не сумел быстро прогрессировать, а потому играл мало. Затем мне дали шанс после удачного чемпионата Европы в Польше, и я сумел его использовать. Почему не таким хорошим получился предыдущий сезон – сложно сказать.

Ты прилично говоришь по-английски. В школе учил?
Нет. Поверишь или нет, когда я переехал в Грецию, мог разве только сказать «привет». И никто не учил меня. Просто старался слушать, не стеснялся говорить. Думаю, сейчас еще быстрее выучу русский, ведь нам, сербам, он дается легко.

Ты был довольно известным игроком, еще когда выступал за кадетские, юниорские и молодежные сборные. Кажется, период перехода в профессионалы для тебя получился довольно несложным.
Это обычное дело для сербских баскетболистов. Мы привыкаем играть со старшими, это случается постоянно. Помню, когда еще выступал за дубль «Железника», мне было 15, а моими соперниками были 32-летние дядьки, которые в отцы мне годились. Потому мы взрослеем быстрее. В этом плюс для адаптации к взрослом баскетболу.

Не знаю, согласишься или нет, мне кажется, ключевым моментом твоей карьеры стал чемпионат Европы 2007 года, на котором сербская сборная под руководством Славнича выступила неудачно, но ты проявил себя блестяще.
Да-да, помню, мы проиграли всем, в том числе сборной России. Мне было 20, опыт выступления за национальную команду отсутствовал. Вообще был младшим в команде, но для меня было очень важно выяснить, что могу играть против признанных звезд, которых видел только по телевизору – Холдена, Кириленко, Папалукаса, Диамантидиса. Доказать не только болельщикам или агенту, прежде всего, себе самому.

Сборная вообще важна для тебя?
Она мне очень-очень много дала. Во-первых, могу сказать, что навсегда останусь благодарным Дуде [Душану Ивковичу. – прим.] за все, что он сделал для меня. В то время, когда я показывал не самый лучший баскетбол, он предоставил мне большую свободу, помог сыграть так, как могу. Именно после чемпионата Европы 2009 года я вернулся в «Олимпиакос» и провел свой лучший сезон. Уверен, все товарищи по сборной могут сказать примерно такие же теплые слова о нем.

Что Ивкович говорил о ЦСКА?
Только хорошее. Поддержал, сказал, что я сделал правильный выбор. Рассказывал, как помогал строительству современного клуба. У нас с Дудой были прекрасные взаимоотношения в эти четыре года.

Комментарии

Пожалуйста авторизируйтесь для того чтобы отправить комментарий

Рекомендуем также