02.07.2019
Новичок армейцев в интервью пресс-службе клуба рассказал об этапах профессионального становления, Дирке Новицки, Шейне Ларкине, встрече с ЦСКА в плей-офф, впечатлении от игры Кайла Хайнса и знании родными русского языка…
Йоханнес Фогтманн: главный фактор – психология победителей
Новичок армейцев в интервью пресс-службе клуба рассказал об этапах профессионального становления, Дирке Новицки, Шейне Ларкине, встрече с ЦСКА в плей-офф, впечатлении от игры Кайла Хайнса и знании родными русского языка.

Ты родом из маленького немецкого городка Айзенах, который трудно назвать баскетбольным. Как так случилось, что там появился такой заметный игрок как ты?
Вообще-то я начинал с гандбола, потому что это спорт номер один в моем городе, все в него играют. Когда мне было 14, я оказался в баскетбольном лагере, и все вдруг поменялось. Пошел в спортивную школу, затем пришлось уехать из дома, и вот – я профессиональный игрок.

Кто подтолкнул тебя к баскетболу?
Мне все виды спорта нравились, все свободное время проводил на площадках. Кажется, бабушка подарила мне приглашение в баскетбольный лагерь, где меня спросили, хочу ли я заниматься этим серьезно. Ответил «да». Не могу сказать, что кто-то меня подталкивал. Можно сказать, все так совпало.

Гандбол для Германии тоже важный вид спорта. Насколько трудно было принять решение и сменить область деятельности?
Вообще-то тогда я как раз перестал получать удовольствие от гандбола. Находился в состоянии неопределенности, не знал, куда себя пристроить. Это было своего рода приключением – уехать из дома, попробовать заняться совершенно другим спортом.

Какой у тебя был рост?
Точно не помню. В 15 лет я был, наверное, 190.

А для удовольствия играл в баскетбол до спортшколы?
Да. Вообще-то мой дед работал тренером по баскетболу. Так что каждый раз, когда мы оказывались вместе, играли немного на улице. Мне нравилось, но тогда это не было чем-то серьезным. Когда я перешел в спортшколу и включился по полной, было непросто.

На тебя оказал влияние Дирк Новицки, находившийся в ту пору в расцвете карьеры?
Безусловно, я следил за ним. Конечно, не так пристально, как после переключения на баскетбол. Что на меня повлияло больше, так это противостояние «Лейкерс» и «Селтикс», которые в те годы сражались в финалах НБА. А первый мой «контакт» с баскетболом НБА был немного раньше, когда мы смотрели за Дирком в серии с «Майами», которую он проиграл. Это был 2011-й. Думаю, все немецкие баскетболисты тогда сидели у телевизоров.

Всего через три года после начала серьезных занятий баскетболом ты стал профессионалом…
И правда, переход получился быстрым. Понятно, что я довольно высокий, и это помогло. К тому же у меня был хороший тренер, и я был голоден до новых знаний, стремился как можно скорее научиться всему. У меня получалось, постепенно стал принимать участие в тренировках взрослой команды «Йена», принимать участие в матчах.

Получилось, что тебя как будто бросили в воду и смотрели, выплывешь ли.
Так и было. У нас в юниорской команде были парни, которые занимались баскетболом по 12 лет. А я был своего рода новичком. Пришлось быстро осваиваться. Думаю, это мне очень помогло.

В одном интервью ты рассказывал о том, какие цели ставил перед собой вместе с тренером.
У нас, действительно, был разговор с моим первым тренером, Ларсом Маселлом, с которым я и сейчас работаю каждое лето. После моего первого года в баскетболе еще был в потрясении, чувствовал себя новичком, не задумывался о профессиональной карьере. Во время летних тренировок он спросил, какую цель я ставлю перед собой. Говорю: «Хочу быть хорошим игроком Бундеслиги». Он: «Ради этого мы работать не будем». Я: «Погоди, я только начал играть, еще не совсем понимаю, что происходит». Он: «Ты должен ставить высокие цели». Я: «Хорошо. Хочу быть топовым игроком Евролиги». Сказал это, но, если честно, на тот момент сам в это не очень верил. И вот, подошел к цели довольно близко.

Какой из сезонов ты назвал бы для себя прорывным в плане понимания баскетбола?
Для начала скажу, что переехать во Франкфурт было абсолютно правильным решением. В первый сезон, возможно, еще не понимал, что происходит, не так много играл. К тому же мы едва не свалились во вторую лигу. На второй год сменился тренер, пришел Гордон Херберт, который потом работал со сборной Канады. Он был классный, помог нам здорово прибавить. У нас было хорошее ядро из молодых игроков. Получился прорыв: мы прилично добавили, «химия» в команде была великолепной, все друг друга поддерживали. Наверное, именно в тот сезон я сказал себе: «Окей, я могу стать хорошим игроком».

После «Скайлайнерс» наступил важный для многих игроков период. Кто-то задумывается об НБА, кто-то ищет себя в европейских клубах. Какой выбор стоял перед тобой?
Знал, что попытаюсь пробиться в команду Евролиги. Еще до переезда во Франкфурт понимал, что «Баскония» может стать хорошим выбором – и она стала таковым. Переходил в хорошую команду, многого добившуюся, выступавшую в «Финале четырех» в предыдущем сезоне. Это был большой шанс. В первый год мне немного повезло. У нас «сломались» несколько парней, мне довелось много играть, получилось неплохо, и шаг по привыканию к уровню Евролиги получился быстрым. Развитие шло по плану.

Если посмотреть на статистику, можно предположить, что первый сезон в «Басконии» был для тебя лучшим. Ты набирал больше 10 очков, бросал трехочковые с высоким процентом. Помню, как все вокруг говорили: «Фогтманн то, Фогтманн это…» Все следили за тобой, ты был сюрпризом. Как так вышло? Сыграл фактор новичка?
Да, первый год получился хорошим. Не задумывался ни о чем, просто выходил и играл, получалось здорово. Как я сказал, где-то мне повезло получить больше времени на паркете. Были и спады, конечно. Иногда ты справляешься с ними быстрее, иногда они затягиваются. Следующие два сезона для меня получились не такими стабильными, но все же команда играла хорошо, и я считаю, что продолжал прогрессировать. Пусть, как ты сказал, в первый год меня еще не знали, соперники не особенно уважали, но и в дальнейшем все получилось хорошо для меня как игрока и личности. Уверен, я иду по возрастающей, пусть со стороны это не всегда может выглядеть именно так.

В последние три года тебе довелось играть с другими очень сильными «большими» – Андреа Барньяни, Токо Шенгелией, Венсаном Пуарье, другими. Как они повлияли на твое становление?
Когда приходится противостоять им на тренировках, многому учишься. Не только тому, как обороняться. Всегда можно поболтать после, обсудить какие-то финты, движения. Все эти парни, которых ты упомянул, абсолютно разные. Барньяни – блестящий снайпер, который к тому же может создавать себе бросок, как Дирк! Токо, пусть и не такой огромный, является доминирующим игроком в «посту» в Европе. Винс высокий и сильный… У каждого учишься чему-то, они тоже чему-то учатся. Важно не останавливаться в этой учебе. Товарищи по команде всегда подскажут, и иногда это даже лучше того, что говорит тренер, если ты видишь это на примере.

А с Дирком приходилось взаимодействовать на тренировках, говорить о баскетболе?
Не так много. В сборной мы летом пересеклись всего однажды. На мой взгляд, не обязательно говорить с ним о чем-то, чтобы понимать, какой он игрок. Новицки – потрясающий работяга, это знают все. Интересно видеть, как он переносит все трудности с тренировками, переездами… Это отличный, впечатляющий пример для любого спортсмена.

В «Басконию» ты приехал еще довольно молодым игроком. Был кто-то, кто взял тебя под крыло, под опеку?
У нас была отличная команда, так что каждый поддерживал. Не знаю, можно ли считать это естественным, но парни, которые играют на твоей позиции, всегда оказываются ближе. В первый год со мной много общались Ким Тилли и Токо Шенгелия, всё вокруг показывали, проявляли себя профессионалами, за которыми нужно смотреть внимательно. У нас было много разных характеров. К примеру, Шейн Ларкин. Он отличный парень. Поначалу он держится на дистанции, но, когда узнает тебя лучше, проявляет себя с лучшей стороны, всегда готов поболтать о многом. Мне нравилось играть с ним вместе, думаю, мы помогали друг другу на площадке.

Тебе предстоит сыграть на чемпионате мира этим летом. Чего ожидаешь от сборной Германии?
У нас сложилось ядро игроков, которые знают друг друга длительное время. Потому не жду чего-то принципиально нового. Да, придется какое-то время привыкать, но мы хорошо представляем, кто на что способен. Хорошая будет команда.

Расскажи о решении перейти в ЦСКА.
Это было нетрудно для меня. Когда переходишь в другой клуб, конечно, нужно подумать, рассмотреть все опции. Для меня ЦСКА это… Если говоришь о европейском клубе, который добивается успеха, всегда борется за победы, безусловно на ум сразу приходит ЦСКА. Предложение было очень интригующим. И психология победителей была для меня очень важна.

Из-за сборной тебе придется пропустить значительную часть предсезонки. В то же время в минувшем сезоне ты сыграл против ЦСКА шесть матчей. Наверное, понять игру команды будет не так сложно.
Думаю, суммарно мы смотрели видео матчей ЦСКА двести тысяч раз, ха-ха. Знаем игру отлично. Да, пропустить предсезонку будет непросто, особенно для новичка. С другой стороны, мне очень хочется сыграть за Германию. Что касается нашего плей-офф Евролиги, это, конечно, было разочарование. Мы были так счастливы, когда выиграли здесь, в Москве. Ехали домой мотивированные, собранные. Понимали, что у нас есть отличный шанс. Домашние матчи были напряженными, но в ключевые моменты Нандо [Де Коло] сыграл потрясающе. Мы, наверное, многовато промазали… В конце концов, вам, ребята, достался кубок.

Наверное, это смягчило ощущение. Дескать, проиграли-то чемпионам.
Честно, болел за вас, потому что всегда хочется, чтобы твой обидчик в итоге победил. Хоть и не особенно приятно было видеть, как другая команда, а не ты, поднимает над головой трофей в Витории.

Скажи, неужели от серии ЦСКА – «Баскония» осталось только разочарование? Это же была одна из самых захватывающих серий в Евролиге за последние годы.
Конечно, ведь мы не выиграли. И дополнительной горечи добавляло то, что мы не сможем провести «Финал четырех» на своей площадке. Но если посмотреть на это со стороны, согласен, что серия была классная, мы здорово сражались, показывали очень хороший баскетбол.

Ты уже упомянул о роли Нандо. Кто еще из игроков ЦСКА тебя впечатлил?
Когда встречаешься с вами, главная проблема в том, что ты не знаешь, кто выступит в роли лидера в данный конкретный день. Именно в этом сила большого клуба. При этом всегда можно с уверенностью сказать, что здорово сыграет Кайл Хайнс. Он не наберет 20 очков в каждом матче, но будет мудро защищаться. Когда смотришь много видео, когда знаешь, за чем следить, это впечатляет. Если не понимаешь, будешь думать – да что же он делает? Думаю, он – одна из причин, по которым ЦСКА настолько успешен.

Расскажи о семье, родителях, супруге.
Родители живут в Германии, отец – в Берлине, мама – в нашем родном городе. У меня жена и маленький сын, которому девять месяцев, у нас есть собака. Будем собираться и переезжать в Москву.

Слышал, что твои родители понимают по-русски.
Они родились в ГДР, потому учили русский в школе. Я не успел, потому что родился вскорости после объединения страны. Не думаю, что они могут разговаривать, но знают много слов. Уверен, если они побудут здесь какое-то время, будут что-то понимать. Зато моя тетя училась в Москве пять лет и говорит по-русски идеально.

Комментарии

Пожалуйста авторизируйтесь для того чтобы отправить комментарий

Рекомендуем также