21.02.2014
ЦСКА продолжил славную традицию чествования ветеранов. В перерыве матча с «Маккаби» под своды УСК ЦСКА поднялись символические майки великих игроков и тренеров Вадима Капранова и Юрия Селихова. Вашему вниманию – интервью Вадима Капранова…
Ветераны
Вадим Капранов: До третьего этажа не допрыгну, но финт Джордана повторю
ЦСКА продолжил славную традицию чествования ветеранов. В перерыве матча с «Маккаби» под своды УСК ЦСКА поднялись символические майки великих игроков и тренеров Вадима Капранова и Юрия Селихова. Вашему вниманию – интервью Вадима Капранова.

Когда начинали заниматься баскетболом, был ли другой вид спорта, в котором вы преуспевали? Не пожалели, что остановили выбор на лучшей игре с мячом?
Я родился и жил напротив нынешнего Института физкультуры. Это моя территория, все стадионы в округе были мои! Был свидетелем тренировок Валеры Воронина, мы дружили. Был такой Зареченский проезд, и там стадион «Строитель». Из школы с портфелем прыгал на трамвай – и туда. На «Строителе» целый день играл во все игры. Хорошо шло в футболе, был приличным вратарем. Но в 9 лет увидел баскетбол. На площадке были студенты областного педагогического института. Присмотрелся и сказал себе: «Выбираю этот спорт, буду большим баскетболистом!». Так решил. Повесил во дворе круглый стул, выбил дно и тренировался. Собирал пацанов, говорил им, мол, можете хоть втроем меня держать. Начал осваивать двухшаговую технику, остановку с мячом, финты на передачу и бросок. Все, что видел – повторял. У меня хорошая зрительная и моторная память, как у Боброва, Стрельцова и Воронина. Они видели финт Пеле и могли его сыграть так же, вот и я – вижу финт Майкла Джордана и могу его повторить. Конечно, не могу прыгнуть до третьего этажа, как он, но сам финт повторить – запросто. В 15 лет меня заметили и пригласили в мой первый спортивный клуб. В 16, уже с другой командой, оказался на чемпионате СССР, случился мой первый в жизни выезд, в Харьков. Мама очень волновалась, помню. Самое большое воспоминание того времени – победа в Спартакиаде школьников не старше 18 лет. Играл за сборную Москвы, где мы с Вольновым стали чемпионами, единственные из армейцев.

Вы ведь стали одним из основателей женского ЦСКА…
В конце 1972 года получил небольшую травму, пропустил тренировочный сбор, а в то время это было серьезное дело. В начале 73-го по совместному решению руководства и тренера покинул ЦСКА. Поскольку был офицером, нас не оставляли просто так, брали раз и надолго, распределяли позже куда-либо, на нас рассчитывали, в особенности на тех, кто мог быть не просто игроком, но и тренером. Так я стал спортивным чиновником: в ЦСКА был отдел спортивных игр, я стал заместителем начальника этого отдела. Включал он все командные виды спорта: хоккей, волейбол, гандбол и другие. Отработал полтора года. Министр обороны Андрей Гречко был очень спортивный человек, часто приезжал в ЦСКА, занимался сам теннисом. Однажды развернул газету и сказал: «Что такое? Столько лет одна Семенова. Семенова-Семенова-Семенова. Постоянный чемпион СССР – рижский ТТТ. Что мы их обыграть не можем?» На что начальник ЦСКА ответил, мол, такой команды у нас нет. Гречко не унимался: «Создайте! Есть у вас тренер, способный возглавить клуб?». Начальник тут же припомнил Кубок чемпионов 1971 года, где я был играющим тренером, и сказал – есть такой человек, он все сделает. Так мне в 74-м дали зеленый свет с указанием создать женскую команду ЦСКА. Ни одного игрока у меня не было. Задача не из простых, время было не как сейчас «пошел – купил». Все держались за своих спортсменов: и области, и республики. Привезти оттуда атлета – значило нажить много проблем со спорткомитетами. Пришлось начинать с нуля. Взял девочек из спортшкол. Появились Бурякина, Шармай, одна позже стала чемпионкой мира, другая Олимпийских игр. Мы сначала выиграли вторую лигу, потом первую, вышли в Высшую. Понадобилось два года на все про все. Вовремя понял, что сложно будет без опытных исполнителей. С 77-го начали выступать в Высшей лиге и развиваться. Выиграть первенство СССР было сложно в то время. И только в 1985 году стали чемпионами. Терпение и труд!

Как вы оказались в сборной СССР?
Всегда с благодарностью вспоминаю легендарную Лидию Владимировну Алексееву, выигравшую две Олимпиады. Когда женский баскетбол ввели в программу Игр, американцы тут же начали его активно развивать, быстро поднялись. Накануне Олимпиады-84, бойкотированной нашей страной, был чемпионат мира в Бразилии. Тогда наша армейская дружина занимала третье место. Алексеева пригласила меня в сборную, а помощник главного тренера – должность, требующая порядочности, человек не должен делать гадости. И так я сразу попал на чемпионат мира. Одолели американок в финале в тяжелейшей борьбе, хотя у них была потрясающая команда. Сначала одно очко, во второй раз – два. Было много заинтересованных людей в том, чтобы мы не выиграли чемпионат мира. Так началась моя тренерская жизнь в сборной, которая длилась 21 год и завершилась в 2004 году на Олимпиаде в Афинах. Назову две главные мои победы –чемпионат мира в Бразилии и чемпионат СНГ в 1991 году, который мы с Евгением Гомельским выиграли.

Что самое сложное в работе тренера женской команды?
Нечасто конфликтовал с людьми, просто потому, что всегда знал, кто и что представляет собой, «сколько стоит». Внимательно смотрел на профессиональную подготовку игроков. Редко случалось, что наказывал подопечных за неприятные инциденты. Не хочется их вспоминать, понимаете, это женщины. Когда в жизни женщины появляется мужчина, молодой человек, потенциальный муж, он начинает сильно влиять на нее. Поэтому когда ведущий игрок сборной, на которого рассчитывает тренер, в решающий момент говорит «я не еду с вами» или еще что-то, такое в женском баскетболе никак не может радовать. Чувства, эмоции выходят на первый план, а тренер и команда уходят на второй. В этом самый большой конфликт, и такие ситуации возникали постоянно.

Следите за ЦСКА сейчас?
Конечно, слежу за баскетболом, за ЦСКА, смотрю Евролигу. Той московской команды ЦСКА не будет никогда, потому что установились другие отношения. Товарно-денежная система. Как мне кажется, упор нужно делать на российских игроков. Минимум три российских игрока должны быть на площадке. Исхожу из опыта тренера сборной, которая раньше формировалась просто: если ты в стартовой пятерке чемпиона, то дверь открыта. Я долго не проходил в старт ЦСКА, поэтому в сборную меня взяли, только когда исполнилось 27. Иностранцы сейчас играют в наших клубах и видят все недостатки российских исполнителей. Минусов много, так как обучение в детских школах, по моему мнению, они получают недостаточно профессиональное. Чтобы возродить спортивную систему, нужно очень много времени. Все это должно передаваться из поколения в поколение.

Комментарии

Пожалуйста авторизируйтесь для того чтобы отправить комментарий

Рекомендуем также