17.04.2014
О сложностях на пути к ЦСКА, человеческом везении, техническом образовании и работе в Сирии Станислав Еремин рассказал пресс-службе нашего клуба по случаю подъема его символической майки под своды УСК ЦСКА…
Ветераны
Станислав Еремин: В ЦСКА я не мог быть снайпером
О сложностях на пути к ЦСКА, человеческом везении, техническом образовании и работе в Сирии Станислав Еремин рассказал пресс-службе нашего клуба по случаю подъема его символической майки под своды УСК ЦСКА.

Начнем с истоков, как вы попали в баскетбол?
В баскетбол попал случайно и неслучайно. Во-первых, когда был молодым, баскетбол набирал популярность не столько в Москве, сколько на периферии. Мы мальчишками хоть и не имели возможность смотреть по телевидению, но информация об игре доходила до глубинок, а я жил под Свердловском в небольшом городе. Баскетбол был неотъемлемой частью уроков физкультуры. Я полюбил эту игру, хотя занимался разными видами спорта – лыжами, легкой атлетикой, теннисом, футболом и даже гимнастикой. Баскетбол – лучший вид спорта, потому что он помогает развивать лучшие человеческие качества, которые пригодятся на всю жизнь. Это лидерство, харизматичность, гармоничные физические и моральные качества, борьба, единоборства, сочетания лидер-коллектив. Это понимаю уже сейчас. Тогда было просто интересно. Любил игру, а почему – не знал.

В «Уралмаш» чуть ни за руку привела ваш первый тренер Майя Георгиевна Гусева…
Она и правда привезла меня к главному тренеру «Уралмаша» со словами: «Посмотрите! Этот парень пробьется». В глазах тогдашнего наставника уральской команды читалось разочарование – я тогда был хиленький, маленький, слабенький. На фоне гигантов основы смотрелся невыигрышно. Хотя, думаю, после он не пожалел, что пригласил меня. Знаете, наша жизнь полна случайных закономерностей. Я в то время, и правда, был одним из лучших защитников Свердловской области. Но тогда в «Уралмаш» можно было брать игроков из Сибири, с Урала, с большого региона. И порой складывалась ситуация, которая описывается словами «В своем саду ни на кого внимания не обращаешь, зато в чужом всегда все лучше». Многие ребята, талант которых не виден в своем окружении, уезжают в другие города, где раскрываются, становятся большими игроками и иногда «звездами». Я всегда был «под боком» у «Уралмаша», но мог бы и не оказаться там, если бы не Майя Георгиевна. Благодарен ей по жизни за то, что она не только привила мне важнейшие жизненные качества, но и помогла пробиться.

Как считаете, какая у вас была фирменная черта на паркете?
Несколько раз из меня пытались сделать какой-то материал, убедить, мол, Еремин – звезда. Я никогда не был звездой. Но это не значит, что я средний игрок. Сам считаю себя состоявшимся, и не случайно играл два раза за сборную Европы, не говоря уже про титулы. Свои черты у меня были. Самое главное, что я, возможно, иногда в ущерб себе, умел действовать на партнеров. В то время чувствовался дефицит разыгрывающих, как и сейчас. Все хотят забивать, быть лидерами. Мало тех, кто создаст результативную ситуацию, не просто сделает последний пас, но прочитает игру, направит атаку, инициирует взаимодействие. Моими ключевыми навыками были умение разыграть мяч, правильно тактически построить нападение. Первый номер – всегда «тренер» на площадке. Другим сильным качеством было умение перехватывать (иногда в статистике этот показатель был двузначным), предвидеть ситуации, что позволяло влиять на ход матча. Поначалу я немало забивал. До ЦСКА был одним из лучших снайперов «Уралмаша», считаю, что если бы не перестроился и будучи молодым армейцем продолжал исполнять ту же роль, было бы тяжело пробиться. Но когда рядом в команде находились такие снайперы как Белов, Жармухамедов, Сальников, Милосердов, Мышкин, Тараканов, Лопатов и многие другие… Умение связать их в единое целое было важнее. Поэтому сумел пробиться и закрепиться в ЦСКА.

Вы уже перечислили многих партнеров по команде, кого можете назвать самым надежным?
Моя роль как разыгрывающего зависела от людей, которые могли точно бросить. Поэтому большинству игроков, что были со мной в одной команде, я обязан, а в чем-то и они мне обязаны. В «Уралмаше» мы играли в паре с Валерой Коростелевым, он помогал мне, преподавал первые азы. Вообще мне повезло: рядом были Марчюленис, Куртинайтис, Белов и другие. Самый большой комплимент в жизни получил, когда психологи во время Олимпиады-80 проводили закрытое тестирование. Они поделились со мной: «Стас, представляешь, большинство игроков хотят играть с тобой и в защите, и в нападении, и жить в одной комнате». Не знаю, удалось ли мне по жизни сохранить такое. Тогда для меня это был лучший комплимент.

Спортивный кумир был у вас?
Первого мастера спорта живьем увидел, когда мне было 17 лет. Хотя мы еще мальчишками следили за Вольновым, Зубковым, Беловым, другими игроками конца 60-х. Конечно, тогда вряд ли мог поверить, что буду играть против легенд, будучи защитником «Уралмаша». Помогло, что кумиров не было в первые годы профессионального спорта. По большому счету примером для подражания для меня является Александр Кандель – баскетболист, вместе с которым играл в «Уралмаше» – и по человеческим, и по игровым качествам это был суперчеловек.

Вы собрали внушительную коллекцию наград как игрок и тренер. Можете назвать самую важную победу?
К концу карьеры все играют лучше. Считаю, что выступал достаточно хорошо. Мне посчастливилось иметь рядом тренеров, партнеров, близких людей, помогавших завоевывать медали и кубки. Выделить не могу одну победу, потому что большинство добыты огромным трудом. Не знал, смог бы повторить свой путь, потому как очень тяжело доставались медали. Особенно сейчас любят говорить, мол, вы там столько медалей взяли, у вас были праздники, гулянки, девочки. Какие девочки?! Мы ничего в жизни не видели, отпахивали по две тренировки в день, параллельно учились, никто не помогал. Начали жить, когда со спортом завязали. Поэтому каждая медалька дорога –в составе «Уралмаша», в ЦСКА или сборной, с чемпионата СССР, Спартакиады, первенства Европы. Они все драгоценны. Всем, кто пытается заявлять, что ЦСКА, команде звезд, было просто побеждать – и иначе не могло быть, отвечу: в ЦСКА было сложнее попасть, чем в сборную СССР. Если попал в ЦСКА, значит, ты игрок! Все хотели играть в ЦСКА. Хотя в каждом правиле есть исключения: я на встречал двух таких людей – Александра Канделя и Александра Белова. Потому завоевать медали с ЦСКА было признанием того, что ты себя реализовал. Был свидетелем, когда игроки стартовой пятерки сборной страны приходили в ЦСКА, не могли пробиться и уходили в дубль.

По завершении карьеры игрока вы стали тренировать, начав с Сирии. Расскажите об этом опыте.
Начну с того, что благодарен ЦСКА. Это мощный клуб, который заботится о спортсменах, своих воспитанниках. Когда завершил карьеру игрока, еще год получал зарплату, числился в штате и по возможности работал в клубе, но не тренером. Только затем поступило предложение, одно из самых заманчивых на тот момент – работать в Сирии. Мне трудно сейчас оценить, насколько это был правильный ход. Но он повлиял на мою судьбу, позволил закалиться. Реализовалась выездная модель – ни дома, ни поддержки. Мы не выиграли титул, но подняли уровень команды достаточно высоко. Спустя 10 лет после того, как я уехал оттуда, встретил игроков из Сирии. Они очень тепло общались со мной, рассказали: «Коуч Станислав, мы до сих пор используем те упражнения, комбинации, помним ваши тренировки». Мне было приятно, ценю хорошее отношение к себе и своей работе.

Вы уделяли особое внимание учебе – техникум и вуз за плечами, вы дипломированный управленец. Насколько было важно получить неспортивное образование?
Термин «управленец» – достаточно современный. Вообще изначально просто хотел закончить 10 классов. После восьмого меня позвал отец, сказал, мол, сын, мне уже скоро 60 лет, не знаю, как дальше сложится жизнь, но хочу, чтобы у тебя была профессия, способная кормить тебя. А мы жили достаточно бедно. Поэтому на семейном совете решили, что нужно идти в техникум. Закончил Уральский политехнический техникум по специальности «технолог-вакуумщик». Потом жизнь связала меня со спортом, нужно было думать о жизни вне его. И сейчас порой встречаю зав.кафедры физвоспитания Свердловского института народного хозяйства, преподавателей, их немного осталось. Они подтвердят, что я честно сдал вступительные экзамены и сам учился. Даже помню тему диплома: «Пути повышения эффективности производства эмалированной посуды на примере металлургического завода». Мне предлагали остаться на кафедре, два года «с отличием» учился. В шесть – подъем, в семь – тренировка, дальше ехал на пары, потом вечерняя тренировка и общежитие – полусонным делать уроки и читать Маяковского. Партнеры по команде, которые со мной делили комнату, помогали, не давали расслабляться. Зато опыт помог мне дальше в жизни и в спорте. После, когда заканчивал военный институт физической культуры, было проще гораздо, коллеги из других видов спорта спрашивали: «Откуда ты столько знаешь?»

Вы изобрели уникальную систему подготовки, согласно которой любой человек может подготовиться к экзамену за 3-4 дня и получить хорошую оценку…
Не я придумал. Любой человек, сконцентрированный на решении задачи, умеющий мыслить системно, способен за три дня подготовить любой гуманитарный предмет и сдать его. Мне до сих пор так кажется, дайте мне предмет и три дня, я смогу его сдать.

Вы как никто можете сравнить работу тренера и управленца в спортивном клубе, так как были генеральным менеджером в УНИКСе, генеральным директором в «Триумфе», вице-президентом снова в УНИКСе. Что вам ближе?
Работа главного тренера сложнее, а ответственность колоссальная на обеих должностях. Но тренер стоит на вершине всего, и мне кажется, что психологическая нагрузка на него больше. Хотя сравнивать бы не стал все же. Менеджер теоретически должен быть выше игроков и наставников – он определяет политику и все моменты, влияющие на работу. Но что касается команды и результата – это работа главного тренера.

Вам больше нравилось тренировать или руководить?
Когда команда выигрывает, главный тренер на виду. Помню, когда Александр Яковлевич Гомельский, чей рост был 160 см, гулял по пляжу, а рядом были ребята 205-210. Окружающие говорили: «О! Какие высокие парни, вот это да! А этот кто? Тренер? Такой маленький! Наверняка великий!» Тренерская работа – как наркотик, если работал в нашем деле, знаешь вкус побед, горечь поражений, то отказаться от этого сложно.

Чем сейчас занимаетесь?
У меня нет действующего контракта. Время сейчас конкурентное, тяжелое. Вы видите, сколько больших тренеров сейчас без работы. Сейчас курирую деятельность БК «Урал», помогаю президенту, в тесном контакте с главным тренером, являюсь членом попечительского совета. На моей родине баскетбол все никак не может подняться после длительного спада. У меня мечта, чтобы там была хорошая команда. Если у этой команды будет возможность реализоваться, тогда, возможно, буду работать с ней плотнее. В каком качестве – время покажет. Силы у меня есть, если бы стал тренером, то хотел бы воспитывать молодых игроков, «живую кровь», управляемых, эмоционально и психологически свежих.

В серии плей-офф ЦСКА достался «Панатинаикос». Оцените шансы армейцев на выход в «Финал четырех»
Во-первых, ЦСКА не слабее ни одной из команд Евролиги, это не только мое мнение, но и других тренеров. Бывает, что-то не получается. Зато, сенсационное поражение «Реал» от «Жальгириса» дает ЦСКА возможность поступательно идти к титулу. Выход на «Олимпиакос», а потом на «Барселону» – не самый легкий путь к победе. Любое место, кроме первого, в ЦСКА не признается. Нынешняя дорога, как мне кажется, немного полегче, но это теоретически. Я бы пожелал только стабильности. Пока скачки в игре ЦСКА существуют не только от встречи к встрече, но и в течение одного матча. Не всегда держится рисунок и баланс. Пожелаю еще удачи, и здоровья. С ПАО будет тяжелый поединок, но в серии ЦСКА никто не победит.


Станислав Еремин (родился 26 февраля 1951 года)
Как игрок: 9-кратный чемпион СССР (1976-84), 3-кратный обладатель Межконтинентального кубка (1975, 77, 79), бронзовый призер Олимпиады (1980), чемпион мира (1982), 2-кратный чемпион Европы (1979, 81), бронзовый призер чемпионата Европы (1983). Как тренер: чемпион СССР (1991), 8-кратный чемпион России (1993-2000), бронзовый призер Евролиги (1996), лучший тренер России (1996-98), победитель Лиги ФИБА-Европы (2004), бронзовый призер чемпионата Европы (1997), серебряный призер чемпионата мира (1998). Награжден орденом «Знак почета». Заслуженный мастер спорта СССР, заслуженный тренер России.

Комментарии

Пожалуйста авторизируйтесь для того чтобы отправить комментарий

Рекомендуем также