20.06.2012
Новичок ЦСКА – неординарная личность, с нехарактерным для американского баскетболиста набором интересов. Он увлекается хоккеем, с радостью обсудит перипетии футбольного Евро, может в удовольствие послушать старенький рок...
Интервью
Аарон Джексон: по плану Аякса
Новичок ЦСКА – неординарная личность, с нехарактерным для американского баскетболиста набором интересов. Он увлекается хоккеем, с радостью обсудит перипетии футбольного Евро, может в удовольствие послушать старенький рок. После двадцатиминутной беседы с Аароном Джексоном начинаешь понимать, что мог бы поговорить с ним вдвое дольше…

С какими чувствами подписался с ЦСКА?
Предложение было… не то, что шокирующим - оно дало понять, что вся проделанная тяжелая работа не напрасна, поскольку мной заинтересовался один из лучших клубов мира. По-настоящему воодушевлен, особенно потому, что уже получил возможность убедиться, насколько ЦСКА заботится о поддержании своего престижа, насколько хочет побеждать. Потрясающе, что мне выпал шанс стать частью истории.

Знаком с этой самой историей?
Говорил с несколькими игроками, которые знают ЦСКА изнутри, многого достигли с командой, с тренером Мессиной. Особенно много общался с Джей Ар Холденом, который очень хорошо ко мне относится. Понял, что это отличный шанс для меня. Даже в «Бильбао» у нас всегда шептались: посмотри на ЦСКА, это потрясающая команда, НБА в Европе.

Насколько я понимаю, ты был изначально готов покинуть «Бильбао» этим летом, чтобы сделать следующий шаг в карьере.
Да, там я провел два отличных года, добавил как баскетболист, наслаждался отличным городом, поддержкой болельщиков, наставлениями тренера Фотиса [Кацикариса] и его помощников. Уже после первого сезона в Испании можно было бы изучить другие возможности, сделать следующий шаг, но, оказалось, что остаться в «Бильбао» было идеальным решением. Оно поставило меня в лучшую ситуацию. Уже в середине сезона понимал, что уйду, только не представлял куда. С ЦСКА мне, конечно, очень повезло.

Давай вернемся немного назад во времени. Ты провел отличный выпускной сезон в университете, но не сумел пробиться в НБА. Что помешало?
Ты прав, у меня был удачный сезон, и я рассчитывал играть в НБА, но в тот год лига была очень насыщена плеймейкерами, многие в том же амплуа выставились на драфт. Уверен, если бы я пошел на драфт в другое время, да хоть сейчас, имел бы отличный шанс. Но все в итоге вышло хорошо: мы с моим тренером из IMG создали трехлетний план, в соответствии с которым после трех лет в Европе я попадал бы либо в НБА, либо в европейскую топ-команду. Я много работал над его осуществлением, и все получилось. Сам удивился: ровно через три года интерес ко мне проявил «Денвер», а ЦСКА сделал конкретное предложение.

Ты все еще мечтаешь об НБА?
Скажем так: хочу иметь возможность хотя бы рассмотреть такой шанс, потому захотел иметь в контракте опцию по выходу в НБА. Это не значит, что я обязательно планирую этой опцией воспользоваться, просто надеюсь хотя бы обдумать вариант серьезного предложения, если таковое появится. Наверное, мечта остается мечтой, но сейчас больше думаю о том, чтобы продолжать прогрессировать и помочь ЦСКА.

Чего ты ожидал от Европы, когда решился сюда переехать?
Это было непросто психологически. Особенно после хорошего сезона в колледже, многочисленных поездок-просмотров по клубам НБА. А тут приехал в Турцию, оказался в неожиданной ситуации … Баскетбол там, конечно, на хорошем уровне, но все же европейская игра иная, более командная, в которой все друг другу помогают. Комфортно чувствую себя в такой игре, еще с колледжа, в отличие от многих американцев, которые хотят оказаться на главной роли. Мне повезло работать со многими тренерами, которые помогли мне лучше понять баскетбол – и в Италии, и в «Бильбао». Кстати, когда только приехал в Испанию, Фотис сказал, что я напоминаю ему Джей Ар Холдена, с которым ему тоже довелось поработать [в греческом АЕКе]. Если будешь слушать меня, будешь вкалывать так же усердно, то достигнешь тех же высот. Подумал тогда: ого, парень знает Джей Ара, который настоящая легенда в Питтсбурге, а я просто худой парнишка, который хочет играть в баскетбол. Наверное, он знает, о чем говорит.

Так тебе нравится европейский баскетбол? Он ведь здорово отличается от НБА.
Многие отмечают, что я отличаюсь от остальных американцев серьезными знаниями европейского баскетбола, знаю все команды, игроков, в какой они ситуации. Да, могу играть, как в НБА – один на один, агрессивно в нападении, но все же более комфортно чувствую себя в европейском стиле, делясь мячом, действуя разумно, читая игру.

Ведь ЦСКА, можно сказать, самая европейская из всех европейских команд.
Безусловно. Много хороших баскетболистов, командная игра, помощь в защите. Знаю все это не понаслышке, ведь играл против ЦСКА в плей-офф Евролиги. Даже после чемпионата Испании это очень заметно на контрасте. Еще тогда, в апреле подумал: ого, эти парни показывают европейский баскетбол по максимуму. И мне это очень нравится.

Какие воспоминания об этой серии?
О, их много. Первое – это видеопросмотр перед первым матчем. У меня в голове пронеслось: ничего себе, и как мы рассчитываем с ними справиться? У них тонны таланта, две стартовые пятерки, они высокие, здорово защищаются… После первого матча включил всю энергию, позитивный настрой. Наслаждался тем, что противостою классному разыгрывающему, что на другой половине площадки – Кириленко, другие отличные игроки. Заставить ЦСКА провести два матча на нашем паркете было просто здорово.

Тебе придется конкурировать с Милошем Теодосичем, возможно, лучшим разыгрывающим из выступающих в Европе. Тебе нравится такая конкуренция?
Безусловно. Пристально смотрю за ним с чемпионата мира-2010, на котором он уничтожил сборную Испании. Сказал тогда: что это за парень? Пожалуй, послежу за его карьерой. Стал наблюдать за Теодосичем в Евролиге, а потом получил шанс сыграть против него. Кстати, считаю, у нас получилось отличное соперничество. А сейчас будем выступать за одну команду. Да, будем конкурировать, но, уверен, эта конкуренция позволит обоим стать лучше. Разве можно желать большего? Кстати, в «Бильбао» я играл рядом с другим известным плеймейкером, Раулем Лопесом. У него многому научился.

Тебе нравится выступать на позиции атакующего защитника?
Да, это особенное удовольствие. Будучи разыгрывающим, который переводит мяч через центр, начинает комбинации, ты видишь, какую работу проделывают вторые номера, как на них концентрируется оборона. И самому оказаться на этой роли очень интересно. Тем более, у меня был такой опыт в колледже и в моем первом европейском сезоне, в Турции. Считаю, что хорошо справлялся. Надеюсь, здесь мне тоже представиться такая возможность. Хочу помогать команде во многом, и это – одна из возможностей.

Иногда ты набираешь много очков, иногда не особенно, концентрируясь на передачах. От чего это зависит?
Следую течению игры. В Испании очень многое завязано на тактике, соревновании тренеров. И ты должен слушать тренера. Иногда просто хочется быть агрессивнее, больше забивать, но от тебя требуется доставить мяч нужному человеку в нужной позиции. Считаю, что у меня получается неплохо, я здорово добавил в этом компоненте за годы в Европе. Понимаю, что в ЦСКА от меня вряд ли понадобиться большая результативность. Нет проблем – буду рад помочь в любом аспекте, восемь передач за матч меня вполне устроит.

Холден, которого ты упоминал, и с которым тебя сравнивают, славился не только результативностью и передачами, но и шикарной защитой. Тебе нравится этот компонент игры?
Конечно. Смотреть на Джей Ара было потрясающе. Он прихватывал игрока сразу после выноса из-за лицевой и преследовал по всей площадке. И за счет своей защиты контролировал ход матча. В «Бильбао» меня учили тому же: обороняйся – и нападение придет к тебе само. Это глубоко засело у меня в голове, и этому я получил множество подтверждений. Из хорошей защиты получаются легкие мячи, очки сами приходят к тебе. Потому всегда стараюсь прессинговать плеймейкера, заставлять его много думать, делать лишние движения.

Знаю, что тебе не особенно нравится вспоминать об этом, но все же спрошу об истории студенческих лет, когда по тебе и твоим товарищам стреляли.
Так уж вышло: на танцы в студенческом городке пришли пара ребят, которые выпивали. У них было с собой оружие. Один из моих друзей заговорил с девушкой одного из этих парней. Тому это не понравилось, слово за слово, разгорелся конфликт. Они понимали, что имеют дело с баскетболистами, они были значительно ниже нас, а потому достали пушки как свой единственный шанс в конфликте. Мы постарались избежать насилия, и они вроде бы позволили нам уйти. Но, едва мы отвернулись, эти парни стали стрелять. Пятеро получили ранения и, к счастью, никто не погиб. Один из моих друзей, Сэм, получил две пули в голову. К счастью, он в порядке, мы перезваниваемся трижды в неделю, у него родился ребенок. Другой друг, Коджо, работает в Нью-Йорке. Еще один, Стюарт, живет в округе Колумбия, вернулся домой, занимается бизнесом отца. Шон Джеймс, в минувшем сезоне играл в тель-авивском «Маккаби». Кстати, виделся с ним как раз перед отъездом в Москву. Так простое недоразумение наложило серьезный отпечаток на наши жизни. К счастью, все мы выжили, а люди, сделавшие это – в тюрьме.

Какого рода отпечаток?
Первые месяца полтора были очень тяжелыми. Мы беспокоились за товарищей, думали, поправятся ли они. Думали, можно ли было избежать этой ситуации. Думали, сумеем ли снова играть в баскетбол. Наши семьи здорово волновались. Спрашивали, сможем ли мы продолжать учебу в «Дьюкейне». В итоге все мы остались.

Тебе ведь пуля повредила левую кисть.
Да, чиркнула тут, сверху. (Показывает). Часть шрама закрыта татуировкой. Часть можно разглядеть. Все же я лечился всякими мазями, да и шесть лет прошло с тех пор. Ранение было несерьезным – ожог второй степени. Через три недели все зажило.

Расскажи немного о своих татуировках. Для игрока ЦСКА это редкость…
Люблю татуировки. Все что-то значат для меня. Многие спрашивают, зачем они нужны, говорят, мол, надо быть профессиональнее и прекратить. Мама призывает остановиться, но, думаю, сделаю еще парочку.

Какие самые важные?
Видишь, здесь (показывает правое предплечье) написано «Когда воины мечтают…», а здесь (на левом предплечье) изображен воин, на щите которого написано «…гиганты падут». Этот воин – греческий воитель Аякс, ведь именно таково мое прозвище – Ajax, Эйджекс, от A.Jackson. Когда-то давно, когда мы переживали сложный сезон, встречались с сильным соперником, и тренер сказал: «Аарон, если ты боец, ты должен мечтать победить. Тогда справишься с любым соперником, будь то гигант или дракон». Татуировка с лого «Хартфорд Уэйлерс» [ныне – «Каролина Харрикейнс»] на бицепсе напоминает мне о родном городе и семье. «Китобои» были единственной профессиональной командой в Хартфорде, к тому же я люблю хоккей. Очень болел за «Уэйлерс», смотрел их матчи по ТВ. Сейчас переживаю за «Питтсбург». Там, кстати, играет Малкин из России, Сидни Кросби. Стараюсь следить за ними. Смотрел финал Кубка Стэнли, хотел победы для «Дэвилз», потому что «Нью-Джерси» в Восточной конференции. Но выиграли «Кингз». Знаю, что в России хоккей очень популярен, думаю, буду смотреть.

Еще у меня есть тату земного шара, изображенного в виде баскетбольного мяча, с надписью «Этот мир - мой». Он окружен облаками и звездами, которые говорят, что только небо – предел для меня, это мотивирует всегда стремиться к совершенству, идти вперед, много работать, реализовывать потенциал. На кисти у меня написано «Let it flow», «Позволь этому утечь прочь». У меня была тетя Флоренс, которую мы звали тетя Фло. Она любила говорить: если у тебя плохой день, дай ему пройти, утечь. Когда тетя умерла, я сделал эту татуировку.

На плече у меня – большой крест и мяч. Прежде всего, эта картинка символизирует, насколько важен для меня баскетбол. На каждой точке креста – важные для меня люди. Сверху – мама, она вершина всего. Слева – старший брат. Снизу – отец, он держит на себе семью. Справа – тренер из школы, который стал моим другом, здорово повлиял на мою жизнь. Мне было непросто вырваться из своего района в Хартфорде, попасть в колледж. Тренер сделал из меня не только баскетболиста, но и человека.

У тебя большая семья?
Да, три брата и две сестры. Я, кстати, единственный, кто занимается спортом. Все братья и сестры у меня невысокие, едва дотягиваются до плеча. Включая моего брата-близнеца, который вырос лишь до 5 футов 7 дюймов (171 см).

Знаю, что ты также очень религиозен.
Знаю, что есть нечто, высшее, наш Создатель. И стараюсь демонстрировать свое уважение, благодарность по отношению к нему – молитвой, коленопреклонением. Нельзя думать, что человеку, любому другому существу дали возможность жить – и ладно. Надо уметь быть признательным. Кстати, я ношу этот крестик на протяжении 13 лет, снимаю только на время матчей.

Комментарии

Татьяна
26 июня 00:57
Спасибо за интервью! Было интересно.
krasin
20 июня 17:30
может натурализуется со временем?
nadin1307
20 июня 16:51
После этого интервью Аарон мне начал нравится, как человек. Как игрок - посмотрим в начале сезона. :)) Думаю, что Аарон быстро вольется в команду.
После этого интервью Аарон мне начал нравится, как человек. Как игрок - посмотрим в начале сезона. :)) Думаю, что Аарон быстро вольется в команду.
Димыч
20 июня 14:14
Хорошие ответы)) Молодец
statistka
20 июня 11:20
Удачи, Аякс!
Пожалуйста авторизируйтесь для того чтобы отправить комментарий

Рекомендуем также