21.12.2004
Минувшим летом в основной состав ЦСКА перешли баскетболисты молодежной команды Василий Заворуев и Никита Курбанов. После одной из вечерних тренировок мы напросились к молодым игрокам в гости...
Новости клуба
«Журналисты сравнивают нас с Хряпой и Моней»
Минувшим летом в основной состав ЦСКА перешли баскетболисты молодежной команды Василий Заворуев и Никита Курбанов. После одной из вечерних тренировок мы напросились к молодым игрокам в гости. Ребята живут вместе неподалеку от УСК ЦСКА в съемной трехкомнатной квартире. К сожалению, еще одного «квартиранта» - Ярослава Королева на тот момент дома не было, поэтому «тройного» интервью с новым поколением армейцев не получилось. Попросив по 5 минут на уборку своей «коммуналки» (у каждого игрока – своя комната) баскетболисты приготовились отвечать на наши вопросы:

Ребята, расскажите, как вы попали в ЦСКА.

ВЗ: Я пришел в ЦСКА летом 2003 года, и весь последующий сезон провел в молодежной команде. Мы выиграли первенство ДЮБЛ и юношескую Евролигу в Тель-Авиве. С нынешнего сезона я тренируюсь и выступаю вместе с основным составом. Мне очень нравится атмосфера в команде и то, как нас приняли более именитые баскетболисты.

НК: Наша с Васей карьера развивается одинаково. Мой контракт с ЦСКА был подписан тем же летом, что и его. А до этого мы оба провели десять лет в спортивной школе «Тринта». Зная, что мы давние друзья, сейчас некоторые журналисты даже сравнивают нас с Хряпой и Моней.

Как отреагировали друзья и родители на ваше появление в основном составе ЦСКА?

НК: Все были очень рады за меня. Мне сказали: «Молодец, не останавливайся на достигнутом, иди дальше, проявляй себя, и тогда все получится».

ВЗ: Родители и друзья порадовались и пожелали успеха. И еще попросили не забывать про них (улыбается).

Почему и как был выбран именно баскетбол?

НК: В секцию меня привели родители. Баскетбол мне понравился, и после нескольких тренировок я решил остаться. Учился в школе, играл и даже не задумывался о том, чтобы заняться другим видом спорта. У меня две сестры, они тоже играли в баскетбол, так что можно сказать, что я пошел по их стопам.

ВЗ: В моей семье баскетбол – это фамильное. Дед был председателем Баскетбольного союза СССР, а мама выступала за юниорскую сборную и стала двукратной чемпионкой России. Правда, после того как я родился, она решила закончить карьеру. В «Тринту» меня привели в 7-летнем возрасте. То, что баскетбол – это навсегда, я понял достаточно быстро. Доходило даже до того, моему тренеру приходилось приезжать в школу и просить, чтобы мне поставили «тройку» по физике. По остальным предметам я учился на «4» и на «5», а вот физика мне не давалась. Правда, у меня были и другие увлечения. Например, до 11 класса я занимался в театральном лицее.

Как вы считаете, насколько вы уже раскрылись как баскетболисты и в чем видите свой потенциал?

ВЗ: Говорить о нас как о состоявшихся игроках еще рано, для этого нам предстоит очень много работать. Раньше я очень редко выступал на позиции разыгрывающего, и лишь с переходом в основной состав ЦСКА меня стали наигрывать на «первого номера». Поначалу было очень трудно перестраиваться, но постепенно приспособился. Думаю, что расширение амплуа, возможность выступать в качестве и разыгрывающего, и атакующего защитника – большой плюс для меня как для баскетболиста. Сейчас моя главная проблема – это недостаток физической массы. Легко заметить, насколько Браун и Грэнджер мощнее меня, поэтому играть с ними в силовой баскетбол пока не очень получается.

НК: Я выступаю на позициях «третьего» и «четвертого» номеров, хотя для тяжелого форварда мне пока не хватает роста и мощи. Особенно это ощущается, когда на тренировках меня ставят против Панова или Дикудиса. Что касается позиции легкого нападающего, то по сравнению с Моней и Грэнджером я сильно уступаю в скорости.

В такой интернациональной команде как ЦСКА, знание английского языка просто необходимо. Испытываете ли вы какие-то затруднения в общении?

ВЗ: Для меня это не проблема. Еще в школьные времена мама настояла на том, чтобы я занимался языком индивидуально, и ко мне три года приходил репетитор. Так что языкового барьера для меня не существует.

НК: Мне приходится немного труднее, потому что мое обучение английскому ограничилось школьными уроками. Но с каждым днем я понимаю все больше. Когда нужно, Вася или другие русскоязычные игроки помогают мне с переводом.

С кем в команде вы общаетесь больше всего?

ВЗ: В основном, конечно, с российскими игроками. Сергей Панов, как капитан и очень опытный баскетболист, всегда дает советы. Кроме того, мне помогает Маркус Браун, с которым мы выступаем на одной позиции и поэтому постоянно играем друг против друга на тренировках. Он подсказывает, как лучше действовать в той или иной ситуации.

НК: К Васиному списку я могу добавить Мартина Мюрсеппа, которого мы тоже относим к «нашим» (смеется). Хорошие отношения сложились с греческими баскетболистами - Папалукасом и Дикудисом.

Как прошло ваше знакомство с Душаном Ивковичем в качестве главного тренера? Насколько тяжело дался переход из «молодежки» в основу?

ВЗ: Первое, что требуется от молодого баскетболиста при переходе в такую команду, как ЦСКА, это игра в защите. Философия Ивковича строится от обороны: защита – подбор – быстрый отрыв. Усвоив это правило, можно стать хорошим игроком. Однако баскетбол состоит из множества мелочей. И различия между игроками экстра-класса и рядовыми баскетболистами как раз и состоят в том, что первые уделяют очень много внимания деталям.

НК: Самым тяжелым был первый месяц. Ответственность выступлений за клуб с таким громким именем давит очень сильно. Боишься потерять мяч, сделать что-то не так… Но сейчас страх постепенно проходит.

ВЗ: Безусловно, ответственность давит, особенно если помнить, какие цели поставлены перед командой. Но, с другой стороны, повышенные требования заставляют с удвоенной энергией работать на тренировках. Достигнуть уровня таких игроков, как Маркус Браун, и доказать, что мы - не хуже, очень хороший стимул для дальнейшего роста.

Что вы чувствуете, когда весь зал приветствует и поддерживает вас, как это было на турнире в Санкт-Петербурге?

ВЗ: В Петербурге скандирование наших имен устроили знакомые Ярослава Королева. От себя могу сказать, что это приятно. Чувствуешь невероятный подъем и прилив сил. Хочется играть еще лучше для зрителей, чтобы они на протяжении всего матча подбадривали и кричали твое имя.

Каким вы видите свое будущее после баскетбола?

ВЗ: Для этого я специально поступал не в спортивный институт. Я учусь в Университете Дружбы народов на факультете связей с общественностью. Мне очень нравится эта сфера, нравится работа журналиста, которая мне близка по духу.

НК: А я учусь в Московской Академии физической культуры и спорта на теренрском факультете, но пока не задумывался о том, кем хотел бы стать впоследствии. Сейчас все мои мысли заняты только баскетболом.

Как вы любите проводить свое свободное время?

ВЗ: Когда есть возможность, стараюсь сходить в театр, кино или на мюзикл. Кроме того, мы с Никитой очень любим футбол. На сборах в Финляндии у нас была целая группа желающих погонять мячик. Правда, пока на трибуны как Моня, Саврасенко и Папалукас мы еще не ходили, но весной хотим поболеть за ЦСКА в Кубке УЕФА. Еще один способ провести свободное время – это поездка к родителям, ведь мы оба москвичи, хотя и живем сейчас в съемной квартире. Нам обоим довольно далеко добираться из дома до УСК ЦСКА, поэтому у родителей мы появляемся, только когда нет утренних тренировок. Перед поездкой домой всегда звоним заранее, чтобы приготовили что-то вкусненькое. Я, например, очень люблю мороженное (смеется).

НК: Ходить в театры я не очень люблю, обычно ограничиваюсь походами в кино. Кроме футбола люблю хоккей. Смотрю и российские матчи, но отдаю предпочтение НХЛ. Давно болею за «Детройт» и очень радовался их чемпионству.

Скучаете по домашней еде? Готовите ли сами?

НК: Конечно, скучаем. Сами готовим редко. Чаще ходим в кафе или заказываем что-то на дом. Правда, практически весь «фаст-фуд» запрещен доктором команды (смеется).

Василий, у тебя единственного здесь есть компьютер. Увлекаешься играми?

ВЗ: Да нет, в основном компьютер предназначен для интернета и музыки (рядом с компьютерным столом стоит большая стойка с дисками). Но у меня еще маленькая коллекция. В этом смысле рекордсмен Антонио Грэнджер, у него порядка шести тысяч песен.

Комментарии

Пожалуйста авторизируйтесь для того чтобы отправить комментарий

Рекомендуем также