28.12.2004
Генеральный директор баскетбольного клуба ЦСКА Сергей Кущенко - о деньгах, хобби и национальной идее - то есть о своей работе в спортивном бизнесе в интервью журналу Playboy...
Новости клуба
Баскетбосс
Генеральный директор баскетбольного клуба ЦСКА Сергей Кущенко - о деньгах, хобби и национальной идее - то есть о своей работе в спортивном бизнесе.

Вот зарабатывали себе на кусок хлеба - даже с маслом. С чего вдруг пришла идея создать баскетбольную команду – ведь не самый популярный вид спорта?

- В 95-м году наша команда выиграла первенство Пермской области, мы с друзьями, состоявшимися к тому времени бизнесменами (разумеется, в местных масштабах), сидели отмечали это дело, и вдруг к нам заходит президент Федерации баскетбола области с предложением: «Друзья, а почему бы вам не попробовать создать команду, представляющую область в чемпионате России?» Мы посидели, посмотрели, посчитали разные организационные и финансовые вопросы и подумали: «А почему бы и нет?» Мы также продолжали потихоньку играть в баскетбол сами, но параллельно создали баскетбольный клуб. Баскетболом я сам занимался с 7-го класса, собственно, и сейчас занимаюсь. Кандидат в мастера спорта.

Спорт – не самое выгодное вложение капитала в стране…

- Ну и что? Если кто-то так думает, то эти люди до сих пор на диванах лежат. Доход от баскетбола был в том, что игра приносила личный кайф. Зарабатывали мы деньги, да и сейчас зарабатываем на другом. А спорт – это проявление активной жизненной позиции. Посмотрите на Абрамовича.

Как делили время на бизнес в спорте и бизнес как бизнес? Партнеры по бизнесу не предъявляли претензий – мол, больше времени уделял бы, доходов было бы больше?

- Бизнесу уделялось больше времени. Не было такого доходного бизнеса, который мог бы работать сам по себе. А баскетбол—хобби. Клуб тогда был непрофессиональный. А вот в 98-м, придя в дворец спорта «Молот» и увидев восемь тысяч зрителей, которые хотели побед, пришлось принимать решение. Люди хотят зрелища, и этим надо заниматься профессионально и команду делать профессиональную. Мне повезло на друзей – они все безумные в отношении спорта. Я бы не состоялся как спортивный менеджер без них.

Не было обиды не географию, все же Урал не самое идеальное для спортивных инвестиций место?

- Родина есть родина, ее не выбирают. В этом и был… задор, что ли, чтобы Пермь в Европу вывести. Мы когда первую жеребьевку провели, получили в соперники поляков, итальянцев, они все спрашивали: «Пермь? Где это?» Зато, когда они получали по «минус 10» – «минус 20», сразу выучили географию. «Реал» приехал в Пермь. Люди на лампочках висели. Я вел счет игрокам НБА, побывавшим в Перми, насколько знаю, таких сейчас десять и они уже точно знают, где находится Пермь. Хотя перелеты, конечно, большие, не многим это нравилось.

В Перми вы были героем? Могли, например, ногой дверь открыть в кабинет губернатора? Попросить какие-то льготы?

- Ну, ногой открывать дверь не очень вежливо. Собственно, стучаться в дверь и что-то просить даже не нужно было. Брэнд «Урал-Грейт» был настолько высоко поднят в те годы, что все сами хотели чем-то помочь. Было страшно модно ходить на баскетбол. Новую шубу нужно было показывать именно в VIP’е на баскетболе. Встретить друга и спросить: «Идешь на баскет? – Нет. – Ты что, дурак, что ли?»

Сколько в год «стоил» «Урал-Грейт» предпринимателю Кущенко?

- Сначала миллион долларов, затем два, а в пиковый сезон – три с половиной. Но зато мы и заработали столько же. За счет своего брэнда. Извините, мы были двенадцатой командой в Европе.

Как так получилось, что хозяин команды, предприниматель, человек сам себе голова, вдруг стал наемным работником?

- Во-первых, нужно было идти вперед. Тяжело было оторвать от Перми, от того, что было сделано своими руками. Особенно тяжело далось расставание с болельщиками. Но на другой чаше весов перевесил брэнд ЦСКА, которым занимались ненадлежащим образом, не так, как этого требовали время и рынок. И самое важное – я бы не пошел наемным работником, если бы не встретился с акционерами, не предложил им свою концепцию и не понял, что они меня поддерживают и понимают. Поддержал президент клуба Александр Яковлевич Гомельский. Для меня важно, что и в Перми ко мне сейчас уважительно относятся.

То есть обошлось без обид и насмешек?

- В 40 лет принять решение... такое странное. Сначала я поссорился в семье. Потом собрал друзей и спросил их, что мне делать? Обсуждали долго. Друзья слишком близкие, мы очень долго вместе. Они сказали: «Если это в кайф, если в душе занозой сидит, то езжай, конечно...» Так что обошлось все по-дружески.

Остался ли бизнес в Перми и кто его ведет?

- Мы же живем в современном мире, и на лошадях трое суток ехать в Пермь не надо. Есть интернет, телефон. Все вопросы можно обсудить и решить. Друзья же и помогают. Ну и не такие у меня активы, чтобы не уследить за ними.

Что проще: быть талантливым менеджером или расчетливым коммерсантом?

- Быть хозяином своего дела лучше. Но и быть управленцем, которого хорошо понимают, тоже неплохо. Иметь возможность реализовать некие идеи, которые в той же Перми были нереализуемы. А сегодня у нас – Финал Четырех, и команду NBA можно привезти.

Справедливо ли, что Москва – центр российских денег?

- Если говорим о спорте, то тенденция, которая сложилась 3–4 года назад, это не подтверждает. Провинция подвинула Москву. В баскетболе, хоккее. Только футбол остался столичной штучкой. Но футбол в этом смысле – беспроигрышное дело. Проиграли 0:3 – неделю пишут, как проиграли, а в конце недели напишут, что почти выиграли. Выиграли 3:0 – месяц писать будут. А в конце месяца напишут, что вообще выиграть можем у кого угодно. А ресурсы... Москва не всегда контролировала ресурсы. Наверное, уровень денег в футболе несколько другой. Качественный футболист в Москву поедет, а что такое Ярославль, ему еще объяснять надо. Надо свою площадку отвоевывать.

Как думаете, что для России важнее – массовый спорт, детский спорт, здоровье нации или богатые и успешные клубы? Как соблюсти паритет интересов?

- А все важно. Нужно все развивать. Просто нужно профессиональный спорт отделить от любительского. Это самое важное. Любительский спорт: уличный баскетбол, дворовые футбольные команды, секции, площадки, стадионы при заводах, предприятиях. Деньги в это вложены давно. Все предприятия это давно имеют. Вопрос, в каком состоянии. Государство должно инвентаризацию провести хозяйства, которое вот-вот помрет, чтобы понять, что есть, что есть люди, которые могут отремонтировать, занять детей. Чтобы знали, что государство готово инвестировать под конкретного человека, а он будет отвечать за три стадиона, проводить соревнования, заниматься детьми. Но как только человек перешел в профессиональный спорт – все, вложения государства должны заканчиваться. Должна быть выстроена система. Продается-покупается профессиональная лицензия, и на вырученные деньги существуют федерации, которые в том числе поддерживают и массовый спорт.

Справедливо ли, что в не очень богатой России профессиональные спортсмены получают огромные деньги, сопоставимые с бюджетами целых городов?

- Это вопрос к государству – как его граждане живут. Если человек талантлив, он разве не своим трудом зарабатывает? Тот же Витя Хряпа сам добился всего, добился, что его приняли в НБА. А есть «Вася Петров», дома сидит... Ему от Витиной зарплаты отрезать, что ли, надо? Принципиально, чтобы бюджетные деньги не работали в профессиональном спорте. Ну, если предположить, что трубы в больнице отремонтируют, дороги починят, все равно придет время, и люди спросят: а где достижения в большом спорте? Нет гармонии в жизни...

Как два медведя Кущенко и Гомельский исхитряются уживаться в одной берлоге?

- Дипломатия. Разве мы плохо делаем свое дело? Гомельский – великий человек... даже когда мы были по разные стороны баррикад, я всегда говорил о нем только хорошее. Уважаемый человек в России, в Европе. Его именем назвали трофей, который будут вручать лучшему баскетбольному тренеру в Европе, – «Приз Гомельского», потому что когда разложили его регалии, то даже близко никого не оказалось. Я, честно говоря, хочу догнать Яковлевича – по своей, конечно, части.

БК ЦСКА – один из лучших клубов Европы, что дальше?

- Меня выбрали в Совет Евролиги. Единогласно проголосовали. Значит, то, что мы делаем здесь, в России, в Перми, в ЦСКА, востребовано Европой. Получается, мы вышли на международный уровень, а потом, глядишь, и на НБА замахнемся. Не хочу загадывать. Я не знал, что в 40 лет круто изменю свою жизнь и перееду в Москву. Я не знаю, что будет через год, два. Пока есть энергия, возможности – идем вперед.

Было ли что-то такое, о чем сейчас сильно жалеете?

- Детям мало внимания уделял. Баскетбол, баскетбол... Я тут пришел домой, звонки, поздравления, снова баскетбол смотрел по телевизору, и вдруг оказалось, что у Насти каникулы, Сашка немного кашляет, Света – жена – поехала в больницу. Сразу хочется пленку назад отмотать: дайте я исправлю! И ты, как папа, начинаешь: «Настя, что тебе купить?» Я посмотрел, а она у меня уже барышня, высокая, 11 лет... Родителям звонить надо чем чаще – тем лучше.

Вы можете сформулировать, что такое ЦСКА?

- Великая спортивная марка. Немного таких марок в Европе и мире. Может быть «Реал», «Барселона». Смотрите сами: футбол ЦСКА – «Челси», затем баскетбол ЦСКА – «Бенеттон». Настолько знаменитые четыре буквы, но ими правильно надо пользоваться. Показательно в Европе в прошлом году получилось. В кои веки неделю выбрался отдохнуть с семьей. Нам спонсоры подарили для детей форму ЦСКА с их именами. Франция, маленький городок, вышли поиграть в баскетбол. Два человека проходили мимо, увидели, подошли: «О, Маркус Браун! ЦСКА!» Для меня показательно. К тому же баскетбол во Франции не самый популярный вид спорта. Но Франция следит за баскетболом. Европа покупает телеправа на матчи ЦСКА на 5–6 стран каждый год больше. НБА ТВ выбирает трансляции «Маккаби», «Жальгирис» из-за Сабониса и ЦСКА. А ЦСКА – только за заслуги ЦСКА. 45 стран смотрит трансляции наших матчей. Из Москвы!

Нет ощущения, что большой спорт сейчас сродни рок-концерту?

- Нельзя отбросить спортивную часть никогда. Надо правильно ее обложить, красиво. Но нельзя, чтобы это мешало спорту. Потому что спортивный бизнес отличается только одним: не будет побед—не будет ни-че-го. Хоть какие деньги вкладывай. А победы—это только спортивная часть. Я часто смотрю старые архивные кадры—только спорт, ни рекламы, ни сервиса. ЦСКА—«Жальгирис»—событие. Но сейчас немного все по-другому. Все из мелочей складывается. Все крутится вокруг зрителя: поесть, попить, посмотреть шоу, поучаствовать в конкурсах и в четвертой четверти спросить: а наши в какой форме играют? А если мы выиграем—все, они твои и завтра снова придут. И мне это нравится! Есть любители баскетбола, их немного, и они ходят всегда: проигрываешь ты или выигрываешь, они будут ходить даже на первенство бани, и мы о них заботимся. Но боремся мы за другого зрителя.

Как складывается типичный день генерального директора Кущенко в клубе во время сезона?

- Очень поздно, очень рано. Очень, очень поздно заканчиваем. Очень рано начинаем. Небольшое послабление только после матчей Евролиги. До 12 часов следующего дня телефон отключаю и – спать! Психологически надо разгрузиться. Расслабляет только дайвинг и сам баскетбол. Мы 3–4 раза в неделю играем офисом.

Где ваш дом?

- Живу в центре. Нет времени на разъезды. Квартира в Москве у меня еще с давних времен. За город выбираемся только по выходным... если они бывают. В Перми пока жил, два раза в месяц в театры ходил. А как в ЦСКА попал, в театр сходил только через два с половиной года.

Комментарии

Пожалуйста авторизируйтесь для того чтобы отправить комментарий

Рекомендуем также